Rambler's Top100

 

 



Главная --> Содержание номера (июнь-июль 2009 г.) --> В гостях у главного

В ГОСТЯХ У ГЛАВНОГО

 

Юрий Хренов:
Только таким и может быть парламентский журнал

 

Главный редактор журнала «Российская Федерация сегодня» Юрий Хренов среди руководителей российской прессы, как и само издание среди отечественных СМИ, занимает своё основательное место.
Практически все редакторы имеют свою позицию, систему ценностей, которых придерживаются и по мере сил, возможностей, характера отстаивают. Но, к сожалению, не многие способны последовательно проводить свою линию на страницах родных изданий.
Поэтому неудивительно, что «Российская Федерация сегодня», благодаря авторитету, завоёванному за годы, имеет не только свой круг читателей, но и относится к тем немногим изданиям в России, которые формируют общественное мнение, в том числе и у значительной части политической элиты страны.
О том, как удаётся сохранить свой голос, что такое журнал «Российская Федерация сегодня» и кто его делает, а также почему издание с особенным вниманием отслеживает всё, что связано со строительством Союзного государства Беларуси и России, в беседе с корреспондентом «СГ» рассказывает Юрий ХРЕНОВ.

 

-Юрий Алексеевич, если не возражаете, начнём разговор с истории вашего журнала, который непрерывно издаётся ещё с советских времен.
— Насчёт того, что непрерывно, это не совсем так. Если считать, что корнями «Российская Федерация сегодня» уходит в 1926 год, когда начал выходить журнал «Советское строительство», наш прямой предшественник, то его издание продолжалось до 1937 года, а потом был почти двадцатилетний перерыв. В 1936 году в СССР приняли Конституцию и было решено, что журнал свою функцию выполнил, его выпуск остановили.
Есть и другая версия, почему закрыли тогда журнал: в 1937 году его редакция была репрессирована. Насколько я знаю, она верна лишь отчасти. Не все сотрудники имели такую трагическую судьбу. Но руководители журнала, а это были такие известные в то время люди, как секретарь Президиума ЦИК СССР Авель Енукидзе, бывший главный редактор «Известий» и основатель журналов «Новый мир», «Красная новь» Юрий Стеклов, — да, они действительно были репрессированы.
В 1956 году, на волне перемен, выпуск журнала возобновился. Выходил он как приложение к газете «Известия». Было много споров, как его назвать. Предлагалось: «Народный депутат» или просто «Депутат». Но тогда эти названия не прошли. Журнал назвали так же, как назывались представительные, законодательные органы власти — «Советы депутатов трудящихся».
Менялись названия органов власти — менялось и название журнала. С 1977 года, после принятия новой Конституции СССР, его стали называть «Советы народных депутатов». В 1988 году, когда начались события, приведшие к нынешнему нашему жизнеустройству, он стал изданием Президиума Верховного совета СССР и поменял название на «Народный депутат».

— А как журнал пережил, говоря вашими же словами, первый этап этого жизнеустройства?
— Когда Советский Союз рухнул, журнал как правопреемник Верховного совета СССР подхватил Верховный совет России, органом которого журнал и стал. Ну а после трагических событий осени 1993 года журнал, как и всё, что принадлежало Верховному совету, был передан на попечение Правительства.
Ельцин Советы не очень любил, недолюбливал и депутатов. Журналу снова пришлось поменять название. Один день он был зарегистрирован под именем «Федеральное собрание». Но номер с таким названием света не увидел. Спохватился тогдашний куратор СМИ в Правительстве Сергей Шахрай: если название будет таким, то журнал придётся передать Парламенту, как только он начнет работать. И по предложению Шахрая, журнал еще раз переименовали, теперь в «Российскую Федерацию».

— А как к этому названию добавилось слово «сегодня»?
— Для 90‑х годов ответ, можно сказать, самый расхожий: во всём виноват Чубайс.
В нашем случае, кроме шуток, именно действия первого вице-премьера Анатолия Борисовича Чубайса, у которого в 1997 году было второе пришествие в Правительство, стали причиной этого.
У Чубайса, а он стал тогда не только первым вице-премьером и министром финансов, но и куратором СМИ, было несогласие с тем, как и о чем мы писали. Вскоре после назначения на должность, в мае 1997 года, он пригласил меня к себе в Белый дом. Разговор у нас получился длинным и тяжёлым. В итоге Анатолий Борисович сказал, что нам с ним не по пути, на моём месте ему нужен другой человек. И предложил написать заявление по собственному желанию. Я отказался, заявив, что не писал заявления о назначении меня главным редактором, Правительство решило этот вопрос без моих просьб, зачем же мне писать заявление об отставке? Да и не убедил меня Чубайс, что мы делаем «не тот» журнал. Он дал мне сутки на размышление, пригрозив, что в противном случае включит силовой вариант. Я сказал: никакого заявления я писать не буду, так что можно включать этот вариант прямо сейчас.

— А что за силовой вариант и о чём всё-таки шел ваш разговор?
— То, что означает этот вариант, я узнал ровно сутки спустя, когда у нас в редакции появилась комиссия КРУ Минфина и за две недели буквально перетряхнула все наши бухгалтерские документы. Но через две недели её работы ко мне пришел руководитель этой комиссии и сказал: Юрий Алексеевич, начальство будет мною недовольно, но ничего такого, за что вас можно освободить от должности, мы не нашли.
А разговор с Чубайсом шёл о содержании журнала. Когда я к нему вошёл, у него на столе лежало несколько номеров, многие страницы которых были сплошь исчёрканы фломастером. Он сказал, что мы делаем журнал не таким, каким он должен быть. Я спросил: это его оценка или консолидированная Правительством? «Если я это говорю, находясь в этом кабинете, то это не только моя оценка». Я попросил его открыть один из недавних номеров. Там публиковалось сообщение о награждении сотрудников журнала, в том числе и главного редактора, государственными наградами. Это была ошибка, сказал Анатолий Борисович. А ошибки надо исправлять.

— Что всё-таки ему в журнале не нравилось?
— Не нравилось многое. Прежде всего, наше критическое отношение к тому, что делалось тогда в стране. Минфин, говорил Чубайс, прилагает максимум усилий, чтобы взять взаймы за рубежом, в том числе у МВФ, а вы сомневаетесь, что это надо делать, и пишете, что МВФ сомнительная и скорее вредная, чем полезная организация. Помещаете на обложке фото Дмитрия Рогозина, печатаете его статью, а Рогозин злейший враг Президента и его семьи.

— Как же после этого вам удалось сохранить свой пост и не дать прикрыть журнал?
— Несмотря на положительное для нас заключение комиссии, Чубайс через несколько дней, и это было озвучено им по телевидению, заявил, что я уволен с поста главного редактора. Но, как выяснилось, он поторопился. Оказалось, что так можно было поступить с чиновником, а главный редактор правительственного журнала таковым даже и не являлся. Это потом объяснил начальник Департамента информации Правительства Игорь Шабдурасулов.
Но, как говорится, если нельзя, но очень хочется, то можно. 1997 год — это год секвестра. Правительство сокращало расходы. Свои тоже. И первое, на чём решили сэкономить, — на финансировании журнала. Предполагалось: не дадут денег — и журнал остановится. Было издано соответствующее распоряжение об окончании финансовой поддержки редакции. Бюджетных денег у нас не стало, а журнал продолжал выходить: мы уже научились немного зарабатывать. Тогда Чубайс и его окружение обратились к Павлу Павловичу Бородину, который был в то время управляющим делами Президента России, с требованием выселить нас из помещения, которое редакция занимала. Как говорит Пал Палыч, давление было мощное, но он нас не сдал. Тогда к делу подключили Комитет по печати. Там создали ликвидационную комиссию и ей поручили довершить дело. Но редакция держалась. Когда-то она избрала меня главным редактором. Вмешались Парламент и общественность. Совет Федерации принял решение: если Правительство отказывается от финансирования общественно важного издания, то он готов взять это на себя, пригласив в соучредители Государственную думу. Два десятка известных в стране людей написали обращение к Ельцину, также протестуя против закрытия журнала. Дума была на каникулах, а когда в сентябре приступила к работе, на одном из первых заседаний согласилась с приглашением Совета Федерации и решила стать соучредителем журнала. Но тут Правительство отказалось отдавать Парламенту свое право учредительства. Дескать, мы закрываем журнал на время, а потом… когда-нибудь… В Комитете по печати Иван Дмитриевич Лаптев, он тогда его возглавлял, сказал мне: в этих условиях журнал с таким названием не может быть зарегистрирован с новыми учредителями. Вот тогда к прежнему нашему названию и пришлось добавить слово «сегодня». Мы снова стали парламентским изданием.

— Какое-то время до смены учредителя журнал не издавался?
— Издавался. Номера выходили в срок, несмотря на полное отсутствие бюджетного финансирования и противодействие команды Анатолия Борисовича и Комитета по печати. Однажды мне позвонил директор типографии, где мы печатались, и сказал: Юрий Алексеевич, ты урегулируй свои отношения с начальством, а то, если я буду продолжать вас печатать, мне пригрозили неприятностями, я срочно ухожу на месяц в отпуск, к возвращению меня из него постарайся всё уладить. Не дремала и ликвидационная комиссия. Как-то Лаптев мне говорит: вот ты хочешь, чтобы у вас были новые учредители. А чтобы этот вопрос решить, надо, чтобы ты сдал в Госкомпечати учредительные документы журнала. Он ведь решением Правительства фактически закрыт. Сдашь документы, тогда мы согласимся с просьбой Совета Федерации и Государственной думы о передаче им прав учредительства. Вопрос пообещал решить в течение буквально пары дней. Я документы сдал. Звоню через два дня, а мне говорят: вчера Иван Дмитриевич ушёл на месяц в отпуск. Я — к его первому заму Жаркову, который остался на хозяйстве: он что-нибудь о нашей договоренности с шефом знает? Нет, говорит Жарков, ничего не знаю. Как быть? Мы связались с Казанью, и в течение нескольких дней журнал «Российская Федерация», но уже не как издание Правительства России, а как частное издание, учредили там. И снова он выходил в свет. До осени. Пока с добавлением к прежнему названию слова «сегодня» мы всё-таки не были зарегистрированы в Госкомпечати как издание Парламента.

— Какова сейчас организационная структура журнала?
— Она определяется тем, что мы издание обеих палат Федерального собрания. Обе они — наши учредители. У журнала есть редакционный совет, его возглавляют председатели палат. Сегодня это Борис Вячеславович Грызлов и Сергей Михайлович Миронов. В совет так же, как и они, по должности входят по три председателя комитетов и комиссий от Государственной думы и Совета Федерации. Те, чья деятельность ближе всего нам по тематике. Вхожу в редакционный совет и я, как представитель журнала.
Вопросы повседневного руководства редакцией, как и везде, решает редакционная коллегия, которую назначает и возглавляет главный редактор. Освободить меня от должности и назначить нового главного редактора могут совместным решением сопредседатели редакционного совета, Председатели палат Федерального собрания.

— Депутаты, члены Совета Федерации — народ непростой. Как у вас складываются отношения с ними?
— Нормально. Во всяком случае, так было до сих пор. Члены обеих палат Парламента — наши постоянные авторы. Часто звонят, что-то предлагают. Когда это интересно, мы печатаем. Бывает, что и критикуют нас. Их же много, и у всех свои представления о жизни. Мы говорим: если опубликованная нами статья вызывает у вас возражения, изложите свою точку зрения, мы и её опубликуем.
В Государственной думе четыре фракции. Понятно, многое они видят по-разному. На страницах журнала можно аргументированно дискутировать.

— Журнал много внимания уделяет не только Федеральному собранию, но и всей вертикали власти.
— Да, мы освещаем заботы всех уровней власти — от федерального до низового. В каждом номере у нас отчет о работе палат Федерального собрания за срок, предшествующий выходу очередного номера в свет. Думаю, что никто подробней и обстоятельней нас не освещает работу Государственной думы и Совета Федерации. Из номера в номер мы публикуем также материалы о работе региональной и местной властей. У нас нет разделов «Экономика», «Культура», «Армия», «Здравоохранение». Наши разделы по этим темам называются «Власть и экономика», «Власть и культура», «Власть и армия», «Власть и здравоохранение». То есть мы рассказываем не просто о проблеме, а о том, что делает для ее решения власть. Либо о том, что, с точки зрения наших авторов, власть должна бы делать для решения этих проблем. Разумеется, прежде всего имеется в виду законодательная, представительная власть. Мы же журнал Парламента.
Мы — трибуна власти. Люди, работающие в ней, рассказывают на наших страницах, что и почему они делают, объясняют это обществу, читателю. Это первая часть нашего журнала. Вторая посвящена оценкам действий власти теми, для кого власть работает. Иногда люди одобряют её действия. Иногда высказывают сомнения в их правильности. Иногда резко критикуют. Для себя внутри журнала мы определяем его содержание внутренним, так сказать, названием: «Власть и народ», «Власть и общество», «Власть и человек».

— Организовать выступление читателей в прессе сегодня довольно сложно…
— Да, читатели сегодня редко пишут в редакции. Но у нас с этим проблем нет. Почта идёт постоянно. Обратная связь с регионами работает без сбоев. Порой мы получаем письма из такой глубинки, что просто диву даешься. У нас в каждом номере присутствуют письма читателей. А уж в авторах статей тем более недостатка нет.

— Юрий Алексеевич, сегодня, говоря о СМИ, никак не обойдёшь тему кризиса. Насколько он отразился на положении дел вашего журнала?
— Из-за кризиса бюджетное финансирование нам урезали на 15 процентов, пришлось уменьшить объём журнала. Наш двухнедельник вместо стандартных 64 полос плюс 4 обложки мы сейчас выходим часто на 48 полосах. Насколько возможно, ужались в кадровом отношении. Несколько человек пенсионного возраста проводили на заслуженный отдых. Сократили штатное расписание за счет должностей, которые были вакантными и до этого. Стараемся что-то и зарабатывать.

— Если не секрет, на чем удаётся зарабатывать?
— Деньги для нас пахнут. Поэтому печатаем не всё, за что платят. Порой отказываемся от, казалось бы, очень выгодных с финансовой точки зрения предложений.
На возмездной основе часто работаем с регионами. У региональных и местных властей в бюджетах есть статья расходов — на информационное обеспечение. Вот мы и договариваемся, чтобы рассказать об их заботах на платной основе. Порой выпускаем неплановые номера, посвящая их тому или иному региону, той или иной отрасли. Постоянно на возмездной основе ведём раздел «Наша акция: «Дороги России». Наверное, тут всё ясно. Дороги строить и ремонтировать надо. Вот мы и освещаем эту тему, отводя ей в каждом номере несколько полос. Также в каждом номере у нас присутствует рубрика «Деловая Россия». Тут тоже часть материалов оплачиваемые. Какой-то предприниматель хочет, чтобы о его успехах, достижениях его предприятия узнали на федеральном уровне. А наш журнал получают все депутаты Государственной думы, все члены Совета Федерации, в Правительстве России, в Администрации Президента, не говоря уже о губернаторах, мэрах и депутатах большинства городов. Ему это интересно. Он просит о себе, о своем предприятии рассказать. Вместе с тем ставит проблемы, с которыми в работе сталкивается. Предлагает своё видение того, как их решить.

— Глава Счётной палаты Сергей Степашин, не так давно выступая в Совете Федерации, сказал, что, если дело так будет продолжаться, то к концу года в России останутся только два не дотационных региона — Москва и Санкт-Петербург. Вы по вашим взаимоотношениям с регионами это ощущаете?
— Конечно. Даже у таких богатых регионов, как Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, финансовые возможности резко упали. У нас с ними были неплохие деловые отношения. Сейчас их уровень сокращается.

— Главные редакторы делятся на тех, кто больше представительствует, и тех, кто не только руководит, но и вникает во все проблемы издания. Насколько я понимаю, вы принадлежите ко второй категории?
— Я в журнале больше двух десятков лет. Начинал руководителем отдела. Работа редакции мне интересна и знакома. Конечно, я держу руку на пульсе. Но делаем мы журнал всей нашей командой. У меня опытные, отличные, надежные замы. Николай Иванович Ефимов был главным редактором «Известий», союзным министром печати; Александр Викентьевич Черняк — ответственным секретарем, заместителем главного редактора «Правды»; Руслан Александрович Лынёв — «золотым пером» «Комсомольской правды» и «Социндустрии», а потом заведующим отделом, членом редколлегии «Известий». Все во всех отношениях самодостаточны. Разумеется, каждый со своим характером, пониманием, что хорошо и что плохо. Работать с такими людьми интересно, надёжно, но непросто. Конечно, все мы хотим одного: чтобы наш журнал был лучшим. Чтобы никогда не было стыдно перед читателями. Нам и не стыдно за то, что мы делаем. Но порой спорим, в оценках чего-то расходимся. Тогда, как быть, приходится решать главному редактору. Это его бремя. Случается, что у кого-то из замов возникает обида. Но, к счастью, ненадолго. Часа через два после размолвки мы снова одна команда.
У нас работают, без преувеличения, «золотые перья» российской журналистики. Опытнейшие руководители отделов Александр Платошкин и Вячеслав Щепоткин, Юля Захватова, Леонид Левицкий, обозреватели Лида Сычёва и Людмила Глазкова, Пётр Цветов, Юрий Говорухин, небольшая, но очень крепкая корреспондентская сеть на местах: Жан Миндубаев в Ульяновске, Саша Щербаков в Красноярске… В редакции членов Союза писателей шесть человек. Можно создавать свою ячейку.

— «Российская Федерация сегодня» систематически и глубоко освещает проблемы строительства Союзного государства Беларуси и России. У вас постоянная рубрика в журнале «Как живешь, Союз?». С чем связано пристальное внимание к этой теме?
— Все мы родом из СССР и переживаем распад великой страны. Полагаем, что при всех необходимых переменах её не только можно было, но и надо было сохранить. Поэтому всячески поддерживаем интеграционные процессы на постсоветском пространстве. А что касается русских, украинцев, белорусов, то полагаем, что это, по сути, один народ. Россия тянется к Белоруссии, а Белоруссия — к России. Почему же это не поддерживать? Тем более что де-юре мы живем в одном Союзном государстве. К сожалению, в нём порой возникают и противоречия. Мы стараемся способствовать тому, чтобы они сглаживались. Нельзя допустить, чтобы Белоруссия отдалилась от России, ушла на Запад, как это происходит с Украиной. В этом случае вполне вероятно, что натовские ракеты окажутся рядом со Смоленском. Нам это надо?
Лукашенко, конечно, человек с характером. Не всем он нравится, очевидно, и в российском руководстве. Но если вместо него в Белоруссии появится свой Ющенко или Саакашвили, что будет тогда? Мы полагаем, с Александром Григорьевичем надо находить общий язык, выстраивать надёжные, без задних мыслей, отношения.

— Недавно Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко встретился с несколькими главными редакторами выходящих в России печатных изданий. Среди них были и вы. Каковы ваши впечатления?
— Наш разговор продолжался более трех с половиной часов. За день до этого в Минске прошло заседание Союзного правительства. Лукашенко был явно расстроен тем, как оно прошло, и в целом состоянием дел в строительстве Союза. А тут ещё наш вице-премьер, министр финансов России Алексей Кудрин выступил в том смысле, что финансовая система Белоруссии ненадежна и до конца года может рухнуть. Что делать людям, услышав такое? Бежать в банки забирать и менять деньги? Конечно, Лукашенко это не порадовало. А тут ещё постоянный спад товарооборота между нашими странами, лишающий Белоруссию многих доходов. До недавнего времени бо´льшая часть того, что республика производит, поставлялось в Россию, а за последние полтора года — сокращение экспорта в нашу страну почти на 50 процентов. Причем тех товаров, белорусского молока, например, которые в России идут нарасхват. Качество этого молока, по общему признанию российских потребителей, выше, чем то, что производится сегодня в России. В чём дело? Должно ли так быть в Союзе? Лукашенко был очень рассержен.

— В Государственной думе да и в Совете Федерации представлены разные политические силы. Вы не ощущаете стремления кого-то подмять вас под себя?
— Мы трибуна всех сил, представленных в Парламенте. Если есть в статье дело, печатаем её. В Парламенте народ умный, понимают: только таким и может быть парламентский журнал.

Беседу вёл
Виктор НЕСТЕРОВИЧ

 

Курсы валют ЦБ РФ

 

Информеры - курсы валют

Погода в столицах